Как бабка за «бабки» в университет лохов устраивала

Фигурантка этого уголовного дела была женщиной преклонного, уже пенсионного возраста, что, впрочем, отнюдь не мешало ей активно разъезжать по стране в поисках наивных простаков. Которые, значится, обеспечили бы ей безбедную старость и солидную прибавку к пенсии.

Пролог

Старушка была по жизни особой юморной и жизнерадостной, однако шутки, которые она шутила, обходились её «клиентам» довольно дорого – как правило, не мене десяти тысяч рублей с человека. По советским меркам, сами понимаете, деньги немалые.

Гражданка Ш., назовём её так, в качестве основной линии своей деятельности избрала помощь бестолковым абитуриентам в поступлении в институты и прочие учебные заведения. При этом, как и многие её «коллеги», бабулька всецело уповала на теорию вероятности и умение быстро исчезать в нужный момент.

Если в двух словах, перед вступительными экзаменами она собирала деньги вроде бы как на взятки преподавателям, а потом просто исчезала с ними, не дожидаясь результатов экзаменов.

Естественно, действовать всё время в одном городе было рискованно и неблагоразумно, а посему Ш. освоила для себя маршрут Тбилиси – Львов. Схема выглядела так: деньги с родителей абитуриентов мошенница собирала в Грузии, где представлялась человеком с обширными связями – главным поваром столовой Львовского государственного университета. Что сказать, человек не самый влиятельный, но доверчивым жителям Кавказа хватало и такого.

Хоть это и был чистый вымысел, но готовить бабушка действительно умела вполне прилично, что позволяло ей подрабатывала в Грузии поварихой на различных торжествах. А это, в свою очередь, давало возможность знакомиться с небедными людьми, желавшими пристроить своих чад на учёбу в престижный Львовский университет.

Престиж последнего, по сравнению с Тбилисским университетом, был обусловлен тем, что размер взяток за поступление в него был намного меньше, нежели в Тбилиси. Чтобы не летать в Тбилиси порожняком, Ш. возила в Грузию готовые дипломы о высшем образовании – правда, не совсем настоящие.

Ну, а теперь обо всём по порядку…

Трудно сказать, сколько лет длилась успешная деятельность нашей старушки, известно лишь, что в 1980 году бабулька всё-таки попалась, при этом в весьма необычных обстоятельствах.

Всё шло как обычно: Ш. собрала бригаду желающих поступить в университет в количестве четырёх человек, вместе с которыми (и их родителями) вылетела во Львов. Она, как честная женщина, денег вперёд никогда не брала. На месте клиенты были устроены в гостиницу, ознакомлены с месторасположением университета и приёмной комиссии, куда следовало подавать документы. Лишь после этого были взяты оговорённые 10 тысяч «с носа», с которыми Ш. якобы отправилась «решать вопросы» с членами этой самой комиссии.

Конечно, денег она никому отдавать не собиралась, а как обычно покинула с ними гостеприимный Львов, предоставив клиентов своей судьбе. Как оказалось, сделала она это не слишком быстро, а зря – о чём сама же и сокрушалась в ходе письменного изложения следователю о своих похождениях. Письменным оно было по той причине, что уже в то время грузины были настолько националистично настроены, что делопроизводство в прокуратуре вели на грузинском языке – даже пишущие машинки у них были с грузинским шрифтом, хоть и производства ГДР. Поэтому русскоязычным свидетелям и обвиняемым предлагалось излагать свои показания собственноручно – оно и хорошо, ведь вместо казённого языка на выходе получались живые, красочные творенья, достойные стать частью тематического сборника!

По её словам, «В этом году, все клиенты оказались как на подбор – особо глупые и тёмные! На первых экзаменах все как один получили двойки, а я-то надеялась, что хотя бы до второго этапа конкурса продержатся! Именно это и стало причиной моего провала – я не успела уехать достаточно далеко, и случайно столкнулась с ними в Киеве, через который они ехали домой после вступительного фиаско. Шагаю я, значит, по Крещатику и тут на тебе – навстречу бредут Гиви и Гогия с детьми. Пробовала бежать – догнали».

Согласитесь, настоящий злой рок – встретиться с обманутыми «клиентами» в двухмиллионном городе!

После столь неожиданной встречи и непродолжительной погони жители солнечной Грузии произвели личный обыск Ш., в ходе которого своих денег, увы, не обнаружили. Как и ответов на вопрос, почему их детишки «пролетели» на экзаменах, а она вместо решения вопроса разгуливает по Киеву. Ситуация накалялось, грозные грузинские тучи сгущались над старческой головой Ш., а в воздухе остро запахло расплатой…

Само собой разумеется, горячих облапошенных грузин больше всего интересовал вопрос, где деньги Лебовски. Сметливая старушка конечно заявила, что деньги она передала куда следует, и понятия не имеет, почему оболтусов не приняли в университет, наградив двойками на первом же экзамене. Во второй раз обмануть пылких южан не удалось, и те, надёжно зафиксировав старушку в своих цепких объятиях, решительно отправились с ней по месту указанной в паспорте прописки.

Последняя привела компанию в один из дачных пригородов Киева, где бабулька на вырученные многолетними «трудами» деньги прикупила себе уютный домик.

Поскольку искомые финансы не были обнаружены и там, агрессивно настроенные горцы повезли бабку-аферистку в аэропорт со словами: «Через два-три часа будем в Тбилиси, где ты сполна прочувствуешь, какой хороший и добрый наш грузинский народ». Практика показала, что это были не пустые угрозы – правила авиаперевозок в те времена были весьма нестроги, а посему очень скоро наша героиня оказалась под замком в доме одного из обманутых «клиентов».

В заточении её немного били, уговаривая отдать долг, однако, как и большинство мошенников, Ш. была очень жадная и упорно не сдавалась. Не выдержав, её тюремщики на свою же голову перестарались, начав угрожать её родственникам, которых предполагалось срочно вызвать в Тбилиси телеграммой: «Приезжайте срочно, маме плохо!».

До этого самоотверженно переносящая все угрозы, старушка не выдержала и пошла, что называется, ва-банк. Ночью она совершила невероятный для её возраста бросок к свободе, ухитрившись вылезти в окно второго этажа и сбежать. Впрочем, бежала она недолго – до ближайшего районного отделения милиции, где потребовала бумагу и перо, после чего уселась излагать все описанные выше события под заголовком: «Явка с повинной».

Ситуация в корне изменилась, и к утру «потерпевшие» также оказались в отделении милиции. Правда, писать заявление о преступной деятельности Ш. они не торопились, ведь по уголовному законодательству тех времен её действия по «устройству» в высшие учебные заведения расценивались всего лишь как подстрекательство к даче взяток должностным лицам. А из этого следовало, что граждане, передавшие ей деньги, уголовным законодательством расценивались, как взяткодатели и также несли уголовную ответственность – если они до возбуждения уголовного дела добровольно не сообщили органам о факте дачи этой самой взятки.

Кроме того, переданные в качестве взятки деньги не возвращались, а подлежали взысканию в доход государства. Таким образом, заявив на мошенницу, они не получили бы ничего кроме морального удовлетворения, при этом рискуя собственной свободой.

Поэтому в милицию они прибыли с иной целью. Используя имеющиеся связи (среди них был подполковник милиции), «потерпевшие» проникли в комнату для задержанных и стали убеждать Ш. отказаться от чистосердечного признания. В ход сперва шли угрозы и минимальное насилие, а затем уговоры, обещания всё простить, и даже предложения добавить ещё денег, но всё напрасно!

Умудрённая жизненным опытом бабулька предпочла тюрьму в солнечной Грузии сомнительной свободе среди горячих вчерашних недоброжелателей, при этом весьма обрадовалась, что судить её будут не во Львове.

И что вы думаете? – учитывая преклонный возраст, чистосердечное раскаяние, состояние здоровья и отсутствие претензий со стороны потерпевших, грузинский суд назначил ей довольно мягкое наказание. При этом были рассмотрены только эпизоды последнего года, о которых она сама заявила, а полученные ею деньги возвращены так и не были.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *