Цвет отношения красный: как мы расстались с любимым банком

Это не стоковое фото.

Мы открыли бар в центре Петербурга и теперь рассказываем, чего нам это стоило. Сегодня начнём серию из трёх небольших заметок о своих ошибках. Задним умом понятно, что мы могли минимизировать потери (нервов — так точно), если бы увидели проблемы раньше. Но сейчас смотрим назад и не можем сообразить, когда надо было понять, что что-то не так. В общем, хронология наших взаимодействий с банком.

Ноябрь 2017 года. Мы открыли юридическое лицо, зарегистрировали ООО и стали искать помещение для бара. Налоговая даёт четыре месяца после регистрации, чтобы внести уставной капитал. Если этого не сделать, Общество просто ликвидируют.

Март 2018 года. Открыли расчётный счёт в любимом банке и внесли на этот счёт уставной капитал — минимальную сумму в 10 тысяч рублей. Никаких операций по расчётному счёту не было. Всё ещё искали помещение, платить вообще было не за что. Генеральный директор Общества — его учредитель (Дима), ему зарплату можно не платить. Вопрос, может быть, и спорный. Но это довольно распространённая практика, налоговая ничего против не имеет.

Июнь. Наш банк использует трёхцветную шкалу оценки надёжности клиентов. Если твой цвет зелёный, значит, всё хорошо, жёлтый — надо быть начеку, красный — всё не очень хорошо. Наша оценка поменялась с зелёной на красную. Банк объяснил, что как только начнутся операции по счёту, всё снова будет хорошо. Нас это не беспокоило, потому что оценка никак не повлияла на возможности: ограничили только доступную для снятия сумму денег, но нас это особенно не беспокоило.

3 июля. Мы нашли помещение и заключили с его владельцем договор аренды. Одолжили своему Обществу деньги, и начались операции. Пошло очень много платежей: за аренду, подрядчикам (проектировщикам, строителям и так далее), за стройматериалы.

10 августа. Подали запрос в банк на смену цвета. Это казалось логичным, потому что операции по счёту шли полным ходом. Ответили, что надо поработать в таком режиме ещё немного — для достоверности.

Конец августа. Заказали у банка платёжный терминал (устройство для расчёта по картам). По описанию на сайте, он был аккумуляторный, менеджер подтвердил, что работать без подзарядки этот терминал может до восьми часов. Терминал привезли, оказалось, что он работает только от сети. «Да, ошиблись», — признали в банке.

29 августа. Мы зарегистрировались на vc.ru.

30 августа. Бар открылся.

1 сентября. Подключили эквайринг (стали принимать к оплате карты). Пока — с проводным терминалом. Чтобы заплатить, гостям приходилось либо отдавать карту в руки бармену, либо перевешиваться с ней через стойку.

16 сентября. Нам привезли новый терминал. Старый списали, но не забрали. Несколько дней мы спорили в чате с представителями банка, которые утверждали, что отправить терминал обратно мы должны за свой счёт. При этом стоимость первого терминала на нашем счёте была заморожена, мы не могли пустить её на покупку чего-либо для бара. А за новый терминал мы, разумеется, заплатили отдельно. Наше отношение к банку сменилось с зелёного на жёлтое.

3 октября. С одним из подрядчиков мы договорились расплачиваться наличными. Зашли в приложение банка, там сказано: лимит на снятие наличных — 100 тысяч рублей в месяц без комиссии, 400 тысяч рублей — с комиссией. В том месяце оставались доступными 60 тысяч рублей, нам нужно было 50 тысяч рублей. Банкомат выдал 10 тысяч рублей и сказал, что лимит исчерпан.

В банке нам объяснили, что это борьба с обналичиванием, сослались на федеральный закон, отметили, что предупреждали о том, что это возможно (мы действительно нашли входящее письмо от 26 июля). Вместе с тем нам пообещали пересмотреть лимит. Мы немного позлились, но скандалить не стали. Проводной терминал на тот момент всё ещё был у нас, а заплаченные за него деньги — заморожены.

4 октября. Банк рассмотрел нашу заявку и снова отказался повышать лимит выдачи наличных. Объяснить, почему, не смогли. Объяснить, почему не забирают терминал, не смогли. Мы стали злиться и откровенно язвить. Терминал всё ещё был у нас, деньги всё ещё были заморожены. Вскоре с нами связалась служба доставки, обвинила во всем доставку DHL и через несколько часов забрала терминал.

5 октября. Ночь с пятницы на субботу (около 1:00). Платежи по картам перестали проходить. Мы позвонили в банк, нам сказали, что у них плановые работы: «Выходной день, час ночи, что вы выпендриваетесь (слово «выпендриваетесь» они не использовали, но звучало именно так)?!»

Гостей в баре на тот момент было много. Кто-то просидел лишний час, чтобы всё-таки расплатиться картой, кто-то нашел наличные, заплатил и ушёл, некоторые занесли деньги в другой день. Нам, разумеется, было очень некомфортно: люди расслабились, некоторые уже собирались домой, а мы им что-то втираем про карты и терминал. Цвет нашего отношения к банку с жёлтого сменился на красный. Сомнений в том, что пора менять банк, не осталось.

Решили, что об эквайринге (операции по картам) и ведении расчётного счета следует думать как о разных услугах. Рассмотрели несколько вариантов и просто объединили два лучших предложения — от разных банков.

6 октября. Снова без предупреждения остановились операции по картам.

10 октября. За долгое терпение и доставленные неудобства банк прислал нам в подарок чайный набор.

Сегодня расчетный счёт у нас в «Альфа-банке» (открыли 12 октября), эквайринг — в «Сбербанке» (подписали договор 18 октября). Благодаря этому мы будем экономить 4000-5000 рублей в месяц.

Единственное, чего мы не нашли у других, — оперативное зачисление денег на счёт — всего два часа после сверки терминала. Так умеет только наш любимый банк…

Вряд ли тут нужно выводить какую-то мораль. Просто напомним, что вопросы принимаем (и стараемся на них оперативно отвечать) здесь в комментариях и на наших страницах во «ВКонтакте» и Instagram.

В следующий раз расскажем, почему нам пришлось расстаться с отличным поставщиком очень хорошего пива, с которым мы работали по очень выгодной для нас цене.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *